• 25 Oct 2020
  • КИЕВ:
     9°С 
  • USD28.2911
  • EUR33.5490
  • 20 сентября, 2020
  • 27

Спасут сырьевые ножницы и Китай. Сможет ли Украина обойтись без кредита МВФ и что будет с курсом

Кредит МВФ для Украины оказался под большим вопросом. Напомним: второй транш наша страна должна была получить уже в сентябре, а третий — в декабре этого года (всего порядка 1,5 млрд долларов). Для сентябрьского транша нужно было выполнить всего один структурный маяк — представить план реструктуризации проблемных кредитов в госбанках, что Нацбанк и сделал.

Но Фонд не спешит перечислять деньги. Представитель МВФ Джерри Райс не смог назвать дату визита миссии Фонда в Украину. И намекнул: главное — это поддержка независимости и целостности НАБУ, Специализированной антикоррупционной прокуратур и Высшего антикоррупционного суда.

А как раз этим, по мнению западных кредиторов, в Украине не все хорошо. Напомним: на днях КС принял решение о неконституционности создания НАБУ. Также со стороны Запада выразили «обеспокоенность» новым составом конкурсной комиссии САП. Также МВФ недоволен решением по Суркисам, которым государственный Приватбанк теперь должен выплачивать деньги.

«Кроме структурных маяков, есть еще так называемые рамочные условия. Для МВФ это — борьба с коррупцией. И если в Фонде посчитают,  что Украина их не выполняет, на маяки уже никто не будет обращать внимание», — говорит экономист Алексей Кущ.

В экспертной среде все чаще звучат мнения, что МВФ вообще может поставить сотрудничество с нашей страной на паузу.

«В этом году, если и получим, то уже после местных выборов в Украине и выборов в США,  в лучшем случае под елочку. Чтобы получить деньги в следующем году, нужно, как минимум, согласовать проект бюджета. И я очень сомневаюсь, что МВФ согласует дефицит бюджета в 6% ВВП», — говорит аналитик Forex Club Андрей Шевчишин.

Неопределенность с кредитом активизировала споры о том, может ли Украина вообще обойтись без денег МВФ или «доллар будет по 100».

«Страна» разбиралась в ситуации.

«Подвешенный» кредит

Напомним: в этом году МВФ согласовал для Украины новую 18-месячную кредитную программу на 5 млрд долларов. Уже получено 2,1 млрд, то есть, ожидается еще порядка 3 млрд. По плану половина этих средств должна быть перечислена в этом году, а половина (1,5 млрд) — в следующем. Их уже внесли в проект бюджета на следующий год в строку «займы от международных финансовых организаций» (в отличие от прошлых кредитов МВФ, которые поступали в золотовалютный фонд, этот разрешено напрямую зачислять в бюджет).

Но сейчас эти деньги — под большим вопросом. У МВФ сразу несколько претензий. В начале сентября Печерский райсуд удовлетворил требование шести офшорных компаний, связанных с братьями Суркисами, о взыскании с Приватбанка 350 млн долларов. И хотя Верховный суд поставил это решение на стоп, как решиться это дело пока неясно. То есть, вопреки ожиданиям МВФ, государственный Приватбанк не только не взыскивает средства с бывших собственников, но и, наоборот, должен платить.

Кроме того, западные кредиты недовольны решениями по антикоррупционным органам. Напомним: недавно Конституционный суд вынес вердикт от неконституционности назначения руководителя НАБУ.

Кроме того, есть вопросы по конкурсной комиссии САП. 17 сентября парламент поддержал проект постановления №4104 о составе конкурсной комиссии в составе, который вызвал недовольство западных структур.

Ряд европейских государств и Мировой банк в своем письме к парламенту указали на проблемы с конкурсом. Как считают эксперты, все это может поставить на стоп кредитную программу МВФ. Сам фонд заявил, что продолжает сотрудничество с Украиной, но дату очередного транша не назвал.

«Кредиты МВФ уже давно стали политическими. И хотя все положенные структурные маяки мы выполняем (скажем, для сентябрьского транша условием было решение НБУ по проблемным кредитам госбанков, и оно было принято еще в конце июля — Ред.), это ничего не гарантирует, если не выполняются рамочные условия — борьба с коррупцией», — говорит Кущ.

Но есть еще один нюанс.

«По коронавирусному фонду МВФ согласился на аудит только в марте следующего года. Подействовали аргументы нашей стороны о том, что процесс борьбы с эпидемией долгий, и проверку лучше проводить уже по итогу. Но уже сейчас по этому фонду есть вопросы, ведь львиная доля средств пошла на дорожное хозяйство, о масштабах коррупции в котором ходят легенды. Понятно, что международные кредиторы об этом прекрасно знают», — говорит Кущ.

Поэтому, по его мнению, кредитная программа, если и будет возобновлена, то не раньше чем проведут аудит коронавирусного фонда, то есть, весной следующего года.

Как считает Андрей Шевчишин, в этом году денег от МВФ точно не будет до местных выборов в Украине и президентских в США.

«Есть надежда получить кредит в декабре, но если к тому времени будет согласован с Западом вопрос по антикоррупционным органам и согласован с МВФ проект бюджета. В нынешнем варианте — с дефицитом в 6% ВВП это маловероятно», — говорит Шевчишин.

В своих прежних прогнозах МВФ заявил, что ожидает в 2021 году дефицит украинского бюджета на уровне 5,1%. То есть, чтобы выйти на этот показатель, дефицит бюджета нужно уменьшить почти на 1% (порядка 3 млрд гривен). А так как возможности по увеличению доходной части под большим вопросом, придется резать расходы.

Хотя, как считает экономист Виктор Скаршевский, согласование дефицита бюджета с МВФ вряд ли будет большой проблемой.

«Думаю, сторгуются на золотой середине в 5,5%. В реальности расходная часть у нас и так недовыполняется. На сегодняшний день недофинансирование  на 93 млрд гривен. В итоге за 8 месяцев этого года реальный дефицит бюджета всего 40 млрд, а в августе вообще был профицит. То есть, главное — это все-таки не бюджет, а политические вопросы — антикоррупционные органы, набсоветы, Приватбанк. Именно от них будет зависеть судьба кредита», — считает Скаршевский.

Послать МВФ. Аргументы за

Неопределенность с деньгами МВФ вновь активизировала споры между сторонниками и противниками сотрудничества с Фондом.

Одни утверждают, что Украина вполне обойдется без кредитов, и даже может обернуть себе это на пользу. Другие пугают, что от нас отвернутся и другие международные кредиторы, что усугубит кризис и спровоцирует обвал гривны.

Как считает Алексей Кущ, кредит МВФ в последние годы вообще не является экономическим инструментом, то есть, Украина вполне может обойтись и без него.

«С 2017 года кредит МВФ носит, скорее, ритуальный характер. Мы получали суммы, которые тут же возвращали Фонду в качестве платежей по прошлым кредитам, то есть, шло простое рефинансирование. В течение ближайших двух лет мы должны заплатить МВФ порядка 6 млрд. И практически на такую же сумму рассчитана новая кредитная программа. Если брать транш на следующий год, то это всего 1,5 млрд — явно не те деньги, которые спасут, или, наоборот, погубят наш бюджет, если их не будет. Тем более, что на сегодняшний день Украина имеет положительный платежный баланс, доходы заробитчан упали на 10%, а не на 20-30%, как ожидалось ранее, плюс в стране из-за закрытых кордонов с ЕС остались, как минимум, 3 млрд долларов, которые ранее тратили за границей наши граждане», — отмечает Кущ.

Но, по его мнению, власти будут цепляться за кредит, так как он идет напрямую в бюджет, где деньги можно «освоить». «Это своего рода, провокация коррупции от Фонда», — говорит Алексей Кущ.

По словам Виктора Скаршевского, в угоду МВФ Украина снова рискует получить «бюджет выживания», в котором фактически нет никаких стимулов для восстановления и развития промышленности.

«Государство не собирается поддерживать экспорт, запускать Кредитно-экспортное агентство, создавать условия для бизнеса, строить те же индустриальные парки с простым подключением к инфраструктуре и энергоносителям, давать налоговые льготы. Это значит, что мы и дальше будет лететь в пропасть деиндустриализации. И все это ради чего — чтобы получить 1,5 млрд от МВФ? Но у Украины сейчас нет неподъемных платежей по госдолгу. До конца этого года нам осталось выплатить 600 млн долларов, в следующем году — порядка 5 млрд. При этом золотовалютные резервы превышают 29 млрд, а чистые резервы, позволяющие финансировать выплаты по долгам — 17 млрд. Как видно, этих средств с лихвой хватит для погашения долгов. Но даже если бы возникла потребность в дополнительном финансировании, ее легко можно получить на международном финансовом рынке через еврооблигации.

Поэтому вместо того, чтобы угождать МВФ ради новых траншей, стоило бы поднять вопрос о реструктуризации долга, переносе сроков выплат, снижении процентной ставки, а, может, и списании части суммы. Тем более, что экономический кризис — веский аргумент для этого», — считает Скаршевский.

Он также обращает внимание на достаточно неплохие условия для того, чтобы именно сейчас спрыгнуть с кредитной иглы МВФ: пиковые даты по выплатам госдолга уже пройдены, а платежный баланс — положительный.

Профицит текущего счета платежного баланса в июле составил 360 млн долларов. Для сравнения:  в июле прошлого года был дефицит в миллиард долларов.

Такая ситуация сложилась из-за того, что украинский экспорт сократился гораздо меньше, чем импорт. Этому способствовала мировая конъюнктура.

«Сырьевые ножницы» в этот раз сработали в нашу пользу — цены на зерно и металл (которые мы экспортирует) практически не снизились, тогда как импортируемые Украину энергоресурсы (нефть и газ) значительно подешевели.

«Это поддержит стабильность национальной валюты. А без МВФ мы сможем развивать экономику. Программы для бизнеса привлекают в том числе и иностранных инвесторов», — говорит Скаршевский.

Если же будет продолжаться нынешняя политика в отношении промышленности, то Украина «просто будет топтаться на месте. И продолжит торговать кукурузой, вместо того, чтобы предложить на экспорт хотя бы кукурузники», — отмечает Скаршевский.

Послать МВФ. Аргументы против

Впрочем, есть и другие мнения.

«Главное — не деньги от МВФ, а сам факт сотрудничества. Без Фонда от нас могут отвернуться и другие международные кредиторы, а нерезиденты станут выводить средства из страны. Что окажет непосредственное давление на курс. Положительным платежным балансом я бы особо не хвастался. Он был положительным в том числе за счет первого транша МВФ и еврооблигаций. Но уже в сентябре может снова уйти в минус. Тем более, что урожай в этом году будет хуже, чем в прошлом, то есть, рекордный экспорт зерна нам уже не гарантируется», — говорит Андрей Шевчишин.

«Важно понимать, что профицит платежного баланса — это не решение всех экономических проблем. Это означает, что страна больше экспортировала, чем импортировала или конкретно в текущих условиях — экспорт сократился гораздо меньше, чем импорт. С одной стороны это плюс, ведь низкий спрос на валюту со стороны импортеров должен увеличить стабильность гривны (хотя мы можем заметить, что курс к доллару вновь вернулся к максимальным значениям с 2018 года) и положительно сказаться на объеме международных резервов. Однако, мы ведь понимаем, что этот профицит чисто технический и стал возможен лишь в условиях кризиса — каких-либо долгоиграющих последствий он не несет. Украина экспортирует, главным образом, сельхозпродукцию, на которую спрос сохраняется даже в трудные времена. Тогда как продажи металлов должны сократиться: промышленники активно заполняли свои склады, но в условиях медленно восстанавливающегося потребительского спроса нужна в новых закупках отпадает», — говорит аналитик ТелеТрейд Сергей Родлер.

По его мнению, другого выхода, кроме как набирать новых долгов, у Украины сейчас нет,

«Минфин набрал огромное количество коротких ОВГЗ, по которым придется расплачиваться в 2020 и 2021 годах. Только в третьем квартале правительству придется заплатить по ОВГЗ 10,172 млрд грн, а ведь еще стоит помнить и о других кредитах, в частности от МВФ (590 млн долларов). В 2020 году дефицит бюджета был увеличен до 7,5% ВВП и работать с ним, в условиях падения доходов, можно только путем снижения расходов и увеличения долга — именно так сейчас и поступают в стране. По прогнозу МВФ внешний долг вырастет к концу года до 65% ВВП (рост почти на 15% с 2019 года). Подобная ситуация существенно затрудняет проведение структурных реформ и стимулирование экономики», — отмечает Родлер.

Аналитик “Центра биржевых технологий” Максим Орыщак говорит, что, так как золотовалютные резервы Украины достаточно большие, даже в случае прекращения сотрудничества с МВФ угрозы дефолта нет.

«Но вот риск девальвации гривны присутствует, так как пока непонятны причины приостановки траншей со стороны МВФ. И, нужно понимать, что это политически важный шаг — сохранение сотрудничества. Если основной причиной отсутствия финансирования будут внешние триггеры (коронавирус и т.д.), то Украина может продолжить сотрудничество с другими кредиторами. А если будет объявлено, что Украину не считают перспективным партнером и есть риски возврата средств по внутренним экономическим причинам, то это испортит кредитный портрет страны», — говорит он.

То есть, в ход идет главная страшилка — без МВФ «доллар будет по 100».

На самом деле эксперты пока затрудняются спрогнозировать, каким может быть курс гривны, если Украине все же не получит денег от МВФ.

Причем основным фактором, который позволяет говорить о том, что катастрофы с гривней не случится даже без траншей Фонда, является ситуация с нашей внешней торговлей. Впервые за многие годы наш экспорт в этом году превышает импорт.

Но важно понять за счет чего это произошло?

Китайский вектор

Если посмотреть на официальную статистику за 7 месяцев этого года, то мы видим следующую картину.

Экспорт товаров упал на 7,4%, а импорт на 14,7%. Отсюда собственно и возник плюс (если брать в совокупности товары и услуги).

Но при этом наш экспорт в страны ЕС упал на 18,6%.

За счет чего тогда столь небольшое падение в целом?

За счет Китая. Наш экспорт в эту страну вырос на фантастические 96,5%.

Китай среди всех стран остается крупнейшим импортером украинской продукции. И, в немалой степени, именно за счет роста экспорта в КНР наша экономика и удержалась на плаву, несмотря на коронавирусные проблемы.

В основном мы экспортируем в Китай сельхозпродукцию. За первое полугодие этого года объемы двусторонней торговли между Украиной и КНР агротоварами выросли на 71% по сравнению с прошлым годом. Китай также остается главным потребителем украинского железорудного сырья. Его доля в экспорте за восемь месяцев этого года превысила 64%.

«Из-за торговых войн с США Китай наращивает поставки украинской аграрной продукции, в том числе, кукурузы и сои», — говорит Алексей Кущ.

А курс Китая на быстрое восстановление после пандемии, позволяет Украине рассчитывать на дальнейший рост экспорта в этом направлении.

Но со временем может возникнуть стратегическое противоречие между усилением ориентации нашей внешней торговли на Китай (а также другие страны Азии) и тем, что наша экономическая (и не только) политика определяется глобальным Западом через структуры вроде МВФ, а также прямое влияние США.

И если конфронтация между глобальным Западом и КНР будет усиливаться и дальше, то не исключено, что для преодоления этого противоречия нужно будет снова делать геополитический выбор.