• 26 Sep 2020
  • КИЕВ:
     22°С 
  • USD28.2487
  • EUR32.8942
  • 3 декабря, 2015
  • 339

Необычные одесситы. Надежда Бабич. Театр и его новая жизнь.

В этом году генеральный директор Одесского национального академического театра оперы и балета подводит итоги своего 5-летнего  пребывания на этом посту. Надежда Матвеевна Бабич вспоминает, каким  был этот период для нее, для артистов и для театра в целом.  За это время можно заметить колоссальный прорыв в творческой деятельности Одесской Оперы.

— Надежда Матвеевна, скажите, сложно ли удерживать высокую планку Национального Академического театра такого уровня, каким является Одесский оперный театр?

— Конечно, не просто. Особенно, когда вокруг нашего театра распространяются какие-то нелепые  слухи и абсолютно абсурдные домыслы.  И это неудивительно, поскольку в силу определенных обстоятельств наш театр притягивает внимание миллионов.

Надежда Матвеевна откровенно рассказала о проблемах, неудачах, разочарованиях и успехах руководителя театра.

-Когда я только пришла в театр, практически никто не одобрял меня в роли генерального директора. Но упорством и честным,  открытым общением с коллективом я буквально отвоевала свое положение в театре и доверие творческих людей. Было сложно и хотелось иногда все бросить. Но все-таки театр не отпускал меня, и вот, видите, по сей день стараюсь делать его лучше, а одесситы имеют возможность оценить труды за 5 лет. Когда я пришла, театр был разбалансирован.  Давно не ставились спектакли, неуверенность и хаос в артистической труппе. Ритмичной, слаженной  работы не было, а без нее театр не может существовать. Я очень благодарна главному  дирижеру театра Александру Григорьевичу Самоилэ, который вовремя дал мне дельный совет: «Чтобы добиться результата, Вы должны вникнуть в самую суть театрального процесса». Мне нужно было понять и изучить все нюансы технологии постановки спектакля – от зарождения  творческой идеи до ее воплощения на сцене театра.  Для меня это было  сложно, но я поняла, что это нужно, иного пути нет,  я должна разбираться во всех  мельчайших деталях жизнедеятельности театра. Сегодня  я знаю весь процесс постановки спектакля «от» и «до».

 

— Какой план работ Вы наметили в самом начале своего пути на месте генерального директора?

— Очень важно было с самого начала выстроить планомерную работу театра, всех его подразделений и наладить согласованность  во взаимодействии всех театральных цехов, а также дисциплину в работе всего коллектива. Шаг за шагом  мы приучались делать всё планомерно, в сроки. Без этого невозможно выпустить премьеру вовремя, в назначенный срок. Также был сформирован, можно сказать, индивидуальный подход к каждому артисту. Мы создаем условия для раскрытия талантов молодых исполнителей — артистов оркестра,  солистов оперы и балета. Их неуклонный профессиональный рост является залогом успеха театра. Я с радостью могу говорить о том, что большая часть оркестра – молодые талантливые музыканты. Также очень важно, сохраняя репертуар, создавать новые постановки – и это получается.

— Какие были нововведения?

— Помимо репертуарных постановок, которых в месяц бывает по 26-28, мы пытаемся удивлять публику необычными, эффектными театральными решениями. У нас есть молодой режиссер Оксана Тараненко, которая генерирует интересные идеи. Для привлечения молодого зрителя она поставила на белой лестнице или, иначе, на Малой сцене очаровательную оперу-буфф  Дж. Перголези «Служанка-госпожа», где  зритель не дистанцируется от актеров, он ощущает  каждый вздох артиста, он вовлечен в действо как полноправный его участник. Это в буквальном смысле приближает к искусству. 

— Что самое ценное, по Вашему мнению, в таком подходе к творческим реорганизациям?

— Я абсолютно уверена в том, что надо давать возможность молодым людям реализовываться. И в творческом  коллективе должна быть здоровая конкуренция – это важный аспект для его развития. Ведь век артиста очень короткий и надо успеть реализовать свой потенциал.
Сегодня, оглядываясь на прошедшие годы, когда за пять лет состоялось свыше 25 премьер, я могу уверенно говорить об успешной деятельности театра. Это такие  премьеры, как «Турандот», «Князь Игорь», «Аида», «Пиковая дама», «Дон Жуан», «Дон Кихот» и многие другие.

— Есть ли  место в стабильном театральном репертуаре для  эксклюзива?

— Каждый месяц у нас происходит неординарное событие.  Это либо приглашение солиста из другого театра — скоро, например, будет «Кармен» с Августом Амоновым в главной партии, затем «Князь Игорь» с Ириной Курмановой, после этого — «Пиковая дама» с Эдуардом Мартынюком,  участие которых украшает и разнообразит репертуарную палитру театра.
Либо это отдельный специальный проект — барочная опера в бельэтаже, или ввод новых солистов. Интересные творческие события – перманентное состояние жизни нашего театра. Помимо того, что мы делаем репертуарные спектакли, мы думаем, как еще шире открыть двери для нашего зрителя, для одесситов и гостей города. Чтобы они понимали, что жизнь здесь кипит, здесь интересно. Мы думаем о том, как сделать более доступным, понятным  этот сложный, элитарный вид искусства. Надо приблизить его к народу, ведь, чего греха таить, есть те, кто никогда не были в театре! Особенно это касается молодых людей, подростков.

— Расскажите о фестивалях искусств в Одесской Опере.

— У нас в 2012 году состоялся первый Международный фестиваль искусства в Одесской Опере. Конечно, мы очень переживали, поскольку это был первый опыт постановки Open Air масштабной оперы Дж. Верди «Аида» на Театральной площади (три с половиной часа). Нам помогла областная администрация с сооружением подиума, со звуком, светом. Все остальное было на плечах театра. Показательно, что ни один человек не ушел, несмотря на холод и моросящий дождь. То есть, у людей есть потребность к познанию нового, есть желание быть причастными к  высокому искусству. Своими действиями мы развенчиваем миф о том, что театр — это скучно и несовременно. В 2013 году триумфально прошел второй фестиваль искусств, подаривший меломанам сразу 4 премьерных спектакля – оперу «Алкид» Дм. Бортнянского, кантату К. Орфа «Кармина Бурана», балеты И. Стравинского «Жар-птица» и «Весна священная».

Еще хотелось бы сказать о новом фестивале  «Бархатный сезон в Одесской опере», который состоялся в 2015 году. Это 10 восхитительных балетных и оперных сентябрьских вечеров погружения в чарующий мир изысканных чувств, вдохновенной музыки и восхищения прекрасным.

— Поделитесь, кто из молодых талантов  уникален. Кто «цепляет» зрителя и обязательно находит «свою» аудиторию?

— Хочу сказать о дирижере Оксане Лынив, творчество которой есть постоянное служение  украинской музыкальной традиции – она с особой любовью подбирает программы для своих концертов, очень часто это становится открытием, откровением для слушателей.  Оксана проделала колоссальную работу, и сделан роскошный концерт, посвященный 120-летнему юбилею Бориса Лятошинского. Я должна сказать, что этот концерт не был аншлаговым по сравнению с остальными  днями фестиваля «Бархатный сезон в Одесской опере», но те, кому это было нужно, – были здесь, в театре, и ощутили все те эмоции, которые Оксана хотела донести до зрителя. Мы обязательно будем двигаться в этом направлении. Всегда, когда она приезжает в Одессу, она бывает у нас, и мы уверены в том, что будут осуществлены новые интересные проекты.

— Что касается финансовой сферы театра, Вы получаете средства извне для изготовления костюмов, декораций?

— Мы не получаем средства на постановочные расходы.  Практически на все, в чем мы нуждаемся, зарабатываем самостоятельно, исключительно постановками. То есть, нам не выделяются средства на декорации, костюмы и прочее, даже на коммунальные услуги. Единственное, в чем есть помощь, —  это финансирование 86% потребности заработной  платы, и этому рады. Сейчас у нас есть замечательный цех по производству костюмов, декораций, обуви, головных уборов. Это мы сделали  своими силами. 

Есть такой миф, что в Одесской Опере уже давно не работает орган. Так ли это?

— Хотелось бы сказать об этом мифе, который  витает черным шлейфом над  театром. Неисправность короля всех инструментов – театрального органа, это действительно вымысел. Все «наследство», которое я приняла от предыдущего генерального директора, я тщательно храню и продлеваю ему жизнь. Это касается и органа. Работа инструмента была нестабильной. И эксплуатировать его в полной мере – давать полноценные концерты органной музыки — было невозможно.  До моего прихода в театр уже, якобы, проходил какой-то ремонт органа, я не буду давать ему оценку. Мною же была создана комиссия из специалистов, которые  провели экспертизу, в итоге был составлен акт, в котором было сказано, что инструмент непригоден к работе. Тогда я пригласила госпожу Ольгу Ефремову, лауреата международных конкурсов, доцента кафедры музыкальной академии, органистку.  Она рекомендовала для экспертизы инструмента обратиться к специалистам компании «Rieger-Kloss» , которая является производителем этого органа. Так мы и поступили. Представители фирмы приехали, провели диагностику органа. Они сделали полную экспертную оценку и рекомендовали законсервировать инструмент, чтобы в скором времени приступить к его восстановлению. Конечно, для этого нужны были средства, которые важно было изыскать в кратчайшие сроки. 

— Как Вы решились «лечить» орган? Это ведь довольно дорогое «лечение», откуда средства?

— Коллегия при генеральном директоре театра приняла решение поступить так, как советует фирма-производитель. Цена вопроса была 50 тыс. евро.  Мы стали искать возможность реализации этого проекта. Театр зарабатывает деньги, но я для себя приняла такой алгоритм действий – мы не должны ущемлять бюджет театра. Был создан попечительский совет. Туда вошли деятели искусства, депутаты, бизнесмены. В общем, люди, имеющие имя, авторитет и деньги. Мы изложили им суть проблемы. Очень быстро подключились Плачков Иван Васильевич, Гриневецкий Сергей Рафаилович, ну а главой движения «Восстановим орган» стал Герой Украины Владимир Станиславович Филипчук. Он взял реализацию этого проекта под свое непосредственное руководство. По приезде представителей фирмы «Rieger-Kloss» совет принял решение поэтапно финансировать ремонт инструмента. Ну и, конечно, наша фирма-партнер «PLASKE», наш международный партнер, тоже помогли. Театр очень благодарен этим людям. И в самом деле, эта история обросла какими-то нелепыми слухами. Несмотря на все неприятности, атаки и клевету, я очень рада, что работа сделана и инструмент работает. 

— Что можете сказать о предыдущей эксплуатации органа и о том, как проходил его ремонт?

— Мастера, которые восстанавливали инструмент, были действительно профессионалами. Они работали и в холод, и в жару, они работали ночью, чтобы не мешать репетициям днем. Потрясающие специалисты. И сейчас, слава Богу, инструмент работает, на нем играют именитые органисты. Открывала орган  госпожа Лисицына, изумительный органист, потрясающая женщина. С концертами органной музыки выступали и японцы, и австрийцы, и французы. Также все ведущие украинские органисты, которые работают в Национальном Органном Зале в Киеве. Поэтому, вопреки всем недоброжелателям, я счастлива, что орган наконец исправен и он – душа нашего театра. Театр – это настоящий живой организм, который все чувствует, откликаясь на добро и зло. И это не мистика, это та загадка нашего театра, которую может разрешить по- настоящему влюбленный в этот уникальный театр человек. Каждый день своей жизни я посвящаю театру и стараюсь  сохранить то, что было создано великими архитекторами, выдающимися артистами и музыкантами.
Сердце нашего театра  всегда открыто, стоит только захотеть погрузиться в этот необыкновенный мир искусства.


                                                                                                                                                        Олеся Ловская