• 14 Jul 2020
  • КИЕВ:
     20°С 
  • USD27.0883
  • EUR30.6870
  • 15 июля, 2015
  • 457

НЕОБЫЧНЫЕ ОДЕССИТЫ. ДМИТРИЙ КОРЧЕВСКИЙ

Герой нашей постоянной рубрики «Необычные одесситы» умен, интересен, мудр и успешен. Основатель и генеральный директор Компьютерной академии «ШАГ» Дмитрий Корчевский развил свой бизнес до Бразилии, любит экстремальные путешествия на Килиманджаро и относится к деньгам как к свободе. С чего начался путь к исполнению мечты — читаем в свежем интервью для издания «Наблюдатель».

Дмитрий, давайте вернемся к истокам. Каким был маленький Дима, чем он увлекался в детстве?

— Со слов моей мамы, я отличался рвением — во всем хотел быть первым. Здесь сработало, думаю, то, что я занимался спортом — фехтованием. Учился в школе олимпийского резерва, тренировался по два раза в день — руки и ноги были синими во время «воспитательных процессов». Наверное, в результате такого давления, специфических методов обучения и постоянных выходов из зоны комфорта приходит рост и успех. В 14 лет стал кандидатом в мастера спорта и был уверен, что приму участие в Олимпийских играх. Но потом, лет в 15, у меня состоялся серьезный разговор с отцом — чем я хочу заниматься в будущем. Я-то думал, что, став победителем Олимпиады, я останусь в спорте и буду тренером. Потом папа спросил у меня, сколько зарабатывает тренер. Окинув оценивающим взглядом своего наставника, я понял, что зарплаты небольшие (прим. – смеется). Затем прозвучал вопрос «как бы я хотел жить?», после этого пришлось задуматься о своем дальнейшем пути. Буквально через неделю я бросил спорт и сконцентрировался на учебе. Но сохранил те основные качества, которые мне помогали побеждать — целеустремленность, постоянная борьба с самим собой и всяческими сложностями, спортивная злость и понимание, что любая цель достижима. Безусловно, спорт дает отличный старт, но важно вовремя спрыгнуть, чтобы добиться чего-то в жизни. Я начал грызть гранит науки — из «середнячка» дорос до медалиста. Увлекся компьютерами где-то в 9 классе, помню, как с завистью смотрел на ребят, у которых были электронные игры, а мои финансы не позволяли приобрести такую дорогостоящую покупку. У моего отца, инженера по специальности, по работе имелся программируемый калькулятор. И мне подсказали, что на нем можно создавать игры. Я нашел в библиотеке единственную книгу по программированию и сам начал писать такие игры. Появились «Звездные войны», «Полет на Марс», можно было с помощью приспособления плавать по реке: на бумаге в клетку рисовалось озеро, острова, лодочка — вводились координаты наклона угла паруса, а калькулятор вычислял следующее положение движения. С этого и начался мой путь — воплощение мечты стать программистом.

Выходит, с образованием вопросов не возникло?

— Я стал выбирать вуз, где готовят программистов. А это были ОНПУ и ОНУ. Как медалист и олимпиадник, я поступил в университет им. Мечникова — меня зачислили на бюджет без экзаменов. Я был счастлив, что наконец стану специалистом, — еще и стипендию получать буду. Прошел год, а с программированием студенты не столкнулись, да и на втором курсе в обучении мало что поменялось. Я понял, что напрасно теряю время, и начал искать работу. В одной из компаний выдал руководителю: «Я — программист, сделаю все, что потребуете». Мне сказали сделать систему складского учета, а я понятия не имел, что это означает, но принялся выполнять. Обложился книгами, методическими пособиями, ночами не спал — но сделал. По ходу поступления заданий я рос в профессии, потому что бизнес заставлял разбираться в огромном объеме информации и задач. К четвертому курсу я совершенно спокойно называл себя программистом, даже продавал свои разработки различным фирмам с аналогичными профилями. Я понимал, что преподаватели вуза обладают намного меньшими знаниями, чем я. В это же время мне доводилось обучать программированию детей своих работодателей. И в какой-то момент количество желающих у меня учиться увеличилось настолько, что мне пришлось нанимать персонал. Пригласил на работу специалистов, но не все из них обладали педагогическим опытом — приходилось переучивать. Я придумал цельную методику, некий план специальных дисциплин, по которым проводил свои уроки. Я вел людей по своему пути, а не по университетской пятилетке «в никуда». Я зарабатывал неплохие деньги, на тот момент уже успел купить первую машину, вишневые «Жигули».  

Вспомните свою первую зарплату, на что потратили гонорар?

— Это были 30 долларов, я купил пять трехдюймовых дискет. Настоящее сокровище!

А чем сейчас для вас являются деньги?

— Деньги для меня — это средство обмена ценностями, наверное, для всех людей так. Если выражаться философским языком, то деньги — это мерило свободы. Сначала они являлись средством для существования, потом обеспечивали комфортные условия жизни, а сегодня — это свобода. Раньше я мог позволить себе путешествие в Киев на поезде, а хотелось увидеть Париж, и сейчас я лечу в Париж — меня ничего не ограничивает.

Идея создания Академии «ШАГ», наверное, появилась от необходимости как-то организовать желающих у вас обучаться детей?

— Да, именно. Я не мог отказывать людям, которые хотели получать знания, да еще и деньги за это готовы были платить. Я продолжал работать в сфере IT, писал программы, занимался компьютерами, тратил на эту деятельность очень много времени. Тогда взял в сотрудники своего лучшего друга — это была фатальная ошибка. Я и работника хорошего не получил, и товарища потерял. Довольно непросто удержать дружеские отношения в рамках деловых — невозможно разделять эти понятия.

А какой вы начальник? Строгий или лояльный руководитель?

— Я просто идеальный руководитель! Могу из человека сделать хорошего работника, выведу его из зоны комфорта и не позволю стоять на месте. Я не даю спокойно жить, у меня всегда есть занятие для сотрудников — для развития их лидерских качеств и карьерного роста. К сожалению, наше образование не выпускает готовых специалистов, но я готов взращивать профессионалов, заставлять их раскрывать потенциал и умственные резервы. Имея такой бесценный инструмент, как мозг, глупо им не пользоваться.

Расскажите о «ШАГе» сегодняшнего дня. В каких странах находятся филиалы, сколько обучается студентов?

— Академия «ШАГ» работает в 12 странах (Бразилия, Эстония, Румыния, Россия, Казахстан, Грузия, Камбоджа и т.д.). У нас около 30 филиалов, где учится чуть меньше 20 тысяч студентов, — как половина одесского стадиона. За этот год мы открыли 6 иностранных филиалов. Готовим программистов, специалистов в области компьютерной графики и сетевых специалистов. Наши ученики, еще не закончив обучение, уже работают и могут претендовать на зарплаты в несколько тысяч долларов.

Получается, кризис — это новые возможности и перспективы для вас?

— Кризис нас «выгнал» из Украины. Пришло понимание, что наша страна — не тихая гавань. В один прекрасный момент  любой бизнес может рухнуть, поэтому нужно выходить на чужие рынки.

Возникали сложности с приемом на работу в других странах, к примеру, программистов из Бразилии?

— Чем дальше от нас менталитет, тем тяжелее понять этих людей, хотя внешне мы все похожи. Вот, к примеру, бразильянке нужно было на работу выходить в 9 утра, а она не пришла. Ни завтра, ни послезавтра — и на звонки не отвечает. А потом через неделю появляется как ни в чем не бывало. Когда мы на вакантное место взяли другого человека, она еще и обиделась, что ее не предупредили. Все мы мыслим по-разному, вот и все.

У вас довольно насыщенный график, но вы находите время для путешествий. Какие страны посетили?

— Путешествия — моя большая страсть. Посетил не менее 60-ти стран. В Никарагуа был, Гондурасе, Эквадоре, Эфиопии, Перу. По Европе езжу с семьей — у меня трое детей, а вообще — люблю экстрим. К примеру, с женой поднимались без подготовки на Килиманджаро. Путешествия позволяют мыслить по-другому, шире. Когда ты видишь вокруг себя бедных людей, которые ничего не имеют, кроме набедренной повязки, но при этом настолько счастливы и не испытывают затруднений, ты пересматриваешь свое отношение к жизни. Они обитают в хижинах из дров, неделю могут идти на базар, чтобы обменять дикий мед на мешок риса, но не испытывают дискомфорта. Они не агрессивные и абсолютно не злые. Они доброжелательные, готовы отдать последний кусок хлеба. Это меняет твое мировоззрение, отношение к ценностям.

 

 

Александра Костина