• 22 Feb 2021
  • КИЕВ:
     6°С 
  • USD27.8468
  • EUR33.7768
  • 22 февраля, 2021
  • 1

Майданные недопоэты пытаются переобуться под сегодняшние тренды

Стихотворение Бильченко, которое стало символом государственного переворота, автор переписала, намекая на вину украинцев в войне на Донбассе. Однако, в первоначальной версии автор поддерживала евромайдановцев, восхищалась «небесной сотней», и осуждала режим Януковича. Спустя семь лет, восхищения утихли, а желание «исторического воссоединения с европейской семьей» сошло на нет.

Ниже приводим полный текст нового стиха.

Я — мальчик.
Я сплю, свернувшись в гробу калачиком.
Народ мой, глумясь над трупом, кладет в карман чеку.
Вчерашний крестьянин стал кабинетным люмпеном…
Жаль, девочка-врач спасла меня в революцию.

Я — девочка-врач.
На горе свое, я выжила.
Прошлась по войне, тела подминая жижею.
Теперь я в парламент вхожа, к самим правителям…
У мамы моей — скандал в подкаблучном «Твиттере».

Я — мама.
О совесть вытерев всю семью свою,
Я жду, что вернется сын мой, стрельбой отъюзанный.
Но прутся бригады адскими караванами…
Священник кропит в кусках ребятишек ванную.

Я — батюшка.
Вместо храма — руины. В гости к нам
Не хочешь приехать, рану вкусить Господнюю?
Какие слова сказать мне поэту грешному,
Когда не шмели, а деточки — под черешнями?

Я — просто поэт:
Никчемная загогулина
Всеобщей резни под знаменем Ахмадулиной.
О, если бы знала Белла моя ушедшая,
Как яд продает аптекарь для евтушенковцев!

Я — старый аптекарь.
Нет, я не обездоленный.
Сижу здесь и в ящик пялюсь. Меня уволили.
На смену мне племя новых наречий выросло:
Оно управляет Родиной в виде вируса.

Я — Родина.
Я ребенок — и сплю калачиком.
Назначенный государством, ко мне палач идет.
Он брюхо мне вскрыл: нет больше, на что позариться.
Мой Бог, я — не грунт, я — грант для колонизации.

Я — Бог. И я тоже — Папа. Сынок мой звал Меня.
Но так повелось: спасает Гоморру свальную
Лишь Тот, кто Один висит на кресте, не жалуясь…

Встань, золотко.
Встань, Мой Мальчик.
Лети, пожалуйста.