• 17 Nov 2019
  • КИЕВ:
     5°С 
  • USD 24.245
  • EUR 26.6622
  • Август 16th, 2019
  • 1167

Феликс Шиндер, а точнее всё, что вы о нём не знали

Сегодня 16 августа в летнем театре «МорВокзал» состоится большой концерт Феликса Шиндера и одесского музыкального кооператива «Деньги Вперед».

Всех приглашаем на концерт и предлагаем вашему вниманию интервью с Феликсом Шиндером.

Я разный — я натруженный и праздный.

Я целе- и нецелесообразный.

Я весь несовместимый, неудобный,

застенчивый и наглый, злой и добрый.

Я так люблю, чтоб все перемежалось!

И столько всякого во мне перемешалось…

Е. Евтушенко

(В ходе нашего диалога Феликс вспомнил, что это его любимое стихотворение и поблагодарил за напоминание, что стало, по моему мнению, самым характерным моментом этого интервью.)

Он встретил меня во дворе и улыбнулся, увидев, что я глажу кота. Пригласил войти в запутанные лабиринты старой одесской квартиры. Так и началась наша долгая беседа.

Он рассказывал и бегло закручивал табак в самокрутку. Приостановился, чтобы облизать край бумажки и сделать из этого полноценную сигарету одним легким движением. В двух маленьких чашках дымился свежий и ужасно ароматный кофе. Пакет яблок развалился на кресле в прихожей, дачные абрикосы были скинуты в большую тарелку и оставлены на длинном рабочем столе, на котором чего только не найдешь. На диване покоилась купленная на Староконке гитара, а диктофон наматывал секунды. Диалог перекликался с легкой дискуссией, ностальгическими монологами и обоснованным молчанием…

А ты давно в этой квартире живешь?

Пару месяцев.

А часто вообще переезжаешь?

Дааа (смеется). Да.

Не любишь на одном месте сидеть?

Понимаешь, у меня нет своего места, про которое я бы сказал: «О, это дом моей мечты!» Я пожил два года на море, на скалодроме, около Чкаловского пляжа.

Ты ведь жил в каком-то трейлере, я правильно понимаю?

В трейлере жили гитарист мой и басист (смеется) одно время. Там несколько домиков, да и я туда первее всех как-то внедрился, и я выбирал, где мне там жить. У трейлера было преимущество, что он стоял прямо на склоне, на обрыве и от него деревянная площадка над обрывчиком шла и вид там просто уникальный. Ближе к морю в Одессе ну просто ничего, ничего нет. А другой домик был чуть обширнее, со своей кухней, и мне нужно было пространство, чтобы фортепианку поставить, короче, я выбрал домик, а в трейлере жил гитарист, а впоследствии басист, этой зимой там жил и барабанщик. Я им предложил, потому что тут романтично, прикольно, тем более я там всех знал уже.

Так по поводу квартиры: не планируешь осесть где-нибудь? Купить жилье и остаться уже на одном месте?

У меня есть только одно место в Одесской области, где бы я очень хотел купить участок и построить на нем дом, – это недалеко от Алтестово.

Что же там есть такое, что тебя притягивает?

Там красивая земля, там лес есть рядом, небольшой такой, недалеко от города…

А инфраструктура?

Инфраструктура мне никакая не нужна вообще. Меня это не интересует. Меня интересует только лишь построить свой дом, экодом.

У меня очень клёвое в последнее время, разнообразное питание, прямо палитра такая бешеная — все, что хочешь: и масла, и орехи всякие, и зелени просто огромное количество, и постоянно что-то добавляется, и я даже не знаю, как это называется. В идеале я на даче хочу сам все выращивать.

Ты обычно на Молдаванке живешь, не в центре?

Я живу всегда в центре, был на море и снимал квартиры 5 лет только по центру, а родился и вырос я на Черемушках.

Чего же тебя на Молдаванку потянуло?

Потому что Молдаванка красивая, она живая, она настоящая, она не квадратная, она разнообразнейшая, глаз бродит и не устает.

А как тогда ты относишься к застройке Одессы?

Хреново отношусь, конечно, но я не знаю, можно ли этому сопротивляться. Одесса была деревянная, деревянную сменили каменной двухэтажной, двухэтажную сменили четырехэтажной начала прошлого века – конца позапрошлого, и сейчас она становится тоже другая. Есть какие-то тенденции, тенденции не только архитектурные, а и во власти, и я не думаю, что этому можно реально сопротивляться.

Мне нравится Одесса, я видел, какая она может быть в европейских странах, во Франции, я видел Париж, какой он из этих же домов этого же времени. Но у нас другая власть, поэтому надо с власти начинать.

А еще у меня мысль такая есть, которая меня успокаивает, что когда-то на этом месте города не было и когда-то его тут не будет, была степь и когда-то степь будет.

И не грустно от этой мысли, что когда-то степь тут будет?

Оттого что степь – нет. Я люблю природу, и степь меня устраивает.

Неужели совсем не грустно? Если вспомнить улицу Гоголя, все дома…

Я жил когда-то на улице Гоголя, лазил там по чердакам в доме Гоголя. И знаешь, смотришь на эти дворы Молдаванки и понимаешь, что они созданы из постоянного колебания: всплеск экономики и падение, всплеск – падение, и оно так все обрушивается, этот асфальт весь рагульный, пластиковая вагонка снизу деревянной мансарды, эта эклектика бешеная — вот это и есть Молдаванка. И, конечно, она разрушается, и это видно, как потихонечку происходит диффузия домов с землей… И что делать?

Где гуляешь чаще всего в Одессе, где тебя можно встретить?

На Староконке в субботу-воскресенье – запросто.

Расскажи, что же такое Староконка, что в ней такого особенного?

Это место из бабелевских рассказов, там именно те люди. Я тебе расскажу последнее, что видел. Я ухожу со Староконки (я туда хожу, конечно, и в поисках всякого барахла, и каких-то вещей антикварного характера, и, в первую очередь, услышать что-то, конечно же, запечатлеть себе),  так вот, идет женщина, уже Староконка сворачивается, она несет впереди груди руки свои, ладони, и у неё на каждом пальце по три кольца, по два. Она оборачивается к другой продавщице и говорит: «Кольца интересуют?», та ей: «Какие?», эта: «Любые», та: «Нет!». Вот и поговорили. Одесская барахолка – это интереснейшее место, просто уххх, музей культуры Одессы.

Ты там сюжеты вытягиваешь?

И там тоже, везде, даже и тут, на Молдаванке. Жить, ходить, впитывать, слушать, уши открытые надо иметь, общаться надо уметь, потрындеть с кем-то, остановиться, купить, продать.

Твои самые интересные покупки на Староконке – это…

Я коллекционировал одесские дореволюционные открытки, пока не пропала целая коллекция у меня во время очередного переезда — коробка с открытками куда-то унеслась. Кто-то её или подмял себе или… короче, не стало. И я покупал открытки ради письма, которое сзади писалось, и я помню, что было одно любовное письмо, где мужчина в очень поэтических формах выражал свою любовь и то, как он соскучился по девушке… И сама открытка была такого эротического характера, там и картинка была с полураздетой девушкой, и красиво он так писал, то ли из Кишинева, то ли еще откуда… Иногда на этих открытках писалось: «Не приезжайте, у нас холера», то есть они еще и информационный характер носят. Открытки я любил, и письма любил. Даже, знаешь, покупал иногда из-за того, как написано каллиграфически, – вот такой вот почерк (показывает пару миллиметров) и все читается! Тоже приятно смотреть, как люди пером еще писали.

А так – я покупаю всякие фотографии, морская тематика меня интересует, я как-то якорь купил, колокол купил. Я как-то встал и понял, что мне срочно нужна рында, морской колокол. Я купил рынду за двести долларов, потаскал её на концерты, туда-сюда, и понял я, что не могу уже больше… и там же на Староконке и продал её.

Человек всегда придумывает, зачем ему эта вещь нужна. Может, он впервые её видит, но он обязательно придумает, зачем она нужна, и жить без неё не может, и выложит за неё все деньги. Я в который раз говорю: «Феликс, давай возьмем поменьше денег или вообще не возьмем», — такое случалось пару раз буквально, в остальные разы я прихожу потом  и думаю: «На хрена оно мне надо? А, что-нибудь придумаем!»

Я костюмы там даже музыкантам покупал… А в детстве я продавал на Староконке, ездил, наверное, лет в 12, продавал то, что дарил мне мой папаша, когда приезжал иногда. То, что он мне дарил, вечно было не надо, и на мои какие-то запросы он не отвечал, покупал то, что он считал, что мне надо. И я это ходил и продавал  на Староконке.

То есть однажды, когда ты станешь уже всемирно известным, кто-то перепродаст те вещи за страшные суммы?

Есть одна казусная история такая. Я шил жилетки. Шил жилетки просто потому, что они мне нравились. Как и многие люди, которые шьют, – они шьют то, что им лично нравится, а не по запросу общественности. Короче, последние жилетки я дарил, продавал на Староконке и как-то одна у меня пропала. И тут мне на день рождения приносит жилетку, монокль и что-то там еще один уважаемый человек. Я говорю: «Откуда у тебя эта жилетка?», он говорит: «Я купил на Староконке». Он мне подарил мою же жилетку, представляешь себе!

Расскажи, какие у тебя отношения с родителями?

С мамой у меня супер-отношения, а у папы я внебрачный сын, и у меня не было никаких отношений, я пытаюсь сейчас ему позвонить, но он чего-то не реагирует. Он живет в Германии, и нас с ним в общем-то ничего не связывает, но что-то по генам мне досталось. Лившиц Арон Наумович – цеховик-подпольщик. Это он такой еврей-еврей, из еврейской семьи, это мне как-то передалось. Хочется узнать побольше, надеюсь, выйду с ним на связь. Наверное, когда семья более цельная, даже если она отдельная и люди давно разошлись, то общаться — это хорошо.

А кто же давал тебе мужское воспитание?

Дедушка и никто. Я вырос с сестрой и с мамой.

Расскажи больше про свою маму…

Значит, мама… Мама у меня по образованию пианист, одаренный пианист. Потом в какие-то 90-е годы, когда надо было зарабатывать деньги, а музыкой заработать возможности не было, она начала шить. Все тогда пытались заработать как угодно. Я это все наблюдал, это выживание, эту нужду в каком-то смысле. Жили мы не богато, даже бедно.

А с мамой у меня все хорошо. Она мне никогда ничего не запрещала, она меня не засунула в университет в какой-нибудь, просто потому что надо в университет, позволяла мне дурачиться, ходить босиком по Привозу в клешах, стричься и отращивать патлы и что угодно. Мама очень много дала мне  свободы, и я ей обязан своей натурой такой авантюрно-музыкальной однозначно.

Наверное, поэтому ты так и стремишься большего достичь, чтобы и для мамы…

И для мамы тоже, однозначно. Я всегда чувствовал, что у меня какая-то такая свобода есть, и я не боюсь переступать какие-то обычные социальные моменты – что надо это, надо то. Я считаю, что надо быть счастливым, надо жить мечтой, я в этом уверен. И это получается, когда ты начинаешь это делать.

А что касательно свободы в личной жизни, не думал завести семью?

Нет, и не пытался. И я думаю в контексте будущего, как может сложиться моя судьба и как у подобных людей судьба складывается, что вообще не факт, что у меня будет семья, жена, дети. У многих моих музыкантов уже есть дети, есть семьи, и я наблюдаю это все и мне непонятно.

Как ты вообще относишься к современному институту брака?

У нас он строится на каких-то развалинах советского института брака. Ничего непонятно. Какой-то хаос. И ценности непонятные, наполовину из каких-то клише созданы. Не понимаю я.

Мне нравится… Знаешь, из таких обычных обрядов я бы хотел свадьбу. Если многие, кто хочет брак свободный, гражданский, они говорят, что «да, свадьба, к черту свадьбу, фату и все такое», а мне нравится, я хочу свадьбу. Я ж делал когда-то свадьбу! Я захотел свадьбу, вот просто появилась мысль: «Хочу свадьбу», и я одной девушке говорю: «Давай сыграем свадьбу». Мы с ней знакомы были два-три дня. Она сначала сказала мне «да», а потом, когда я уже сказал «давай свадебное платье искать тебе», она испугалась и убежала… И мы сделали свадьбу на Цимес-маркете, афиша даже был «Свадьба Шиндера», и я невесту себе нашел за два дня уже до объявленной  свадьбы на фестивале, где продавали hand-made. Мне давно нравилась одна девушка, у нас было приятие, я хотел её, да хотел её и говорю: «У меня послезавтра свадьба, будешь моей невестой?» Она сказала: «Да!»

И мы просто сыграли свадьбу. Кто-то подумал, что она настоящая, дарили подарки, приходили – поздравляли, потом через год спрашивали: «Как моя невеста?», а я говорю: «Да мы разошлись», они говорят: «Почему?», а я: «Да не сошлись характерами» (смеется).

Так что свадьбу я сыграл одну уже. Но хочу такую, чтобы и столы в поле, пьянка, костер, вино, мамалыга,  чтобы три дня праздновать, чтоб все спали в шатрах, чтобы это был праздник одесский-балканский-цыганский. Если свадьбу и невесту, то чтобы ей тоже так нравилось.

А какой ты видишь свою невесту?

Свою невесту я вижу очень интеллигентной, в меру гордой, глубокой…

Она творческая личность?

Думаю, да. Возможно, слегка прагматичная, но творческая.

Видела у тебя в Инстаграме публикацию о том, что ты хочешь полюбить. Что означает такое высказывание?

Полюбить! Бывают всплески, когда сердце открывается и хочется срочно кого-то полюбить.

То есть ты больше «влюбчивая ворона», нежели однолюб?

Нет, я не однолюб, мне все нравятся. Все такие красивые в Одессе.

А ты не думал переехать куда-нибудь из Одессы?

Мой менеджер тянул меня в Киев, говорил: «Давай, Феликс! Там бизнес крутится!», но я Киев не могу вообще переносить, поэтому долго не могу там находиться. Уехать… Нет, уехать я никогда не хотел, но есть города, которые мне очень нравятся: я люблю Тель-Авив, Париж очень люблю, но уехать туда жить… Разве что в Израиль на старости, может быть, так, классически.

Хотела еще спросить по поводу твоего Инстаграма,  пока недалеко отошли от этой темы. Ты там такой открытый. Тебе комфортно таким быть с широкой аудиторией?

Иногда – нет. Я даже поудалял какой-то пяток постов, потому что понял, что есть что-то для себя, а есть что-то для всех. И есть что-то, что субъективно они поймут/не поймут, понравится/не понравится – я выставлю, а есть что-то, о чем я думаю: «Блин, кажется, я тогда зря это сделал». Это все-таки какой-то инструмент.

Инстаграм – это как сериал. Ты заходишь и смотришь, какая сейчас серия у этого человека, а потом ты его встречаешь, и, если это даже твой кореш, ему тебе нечего рассказать, потому что ты и так все знаешь. Вот это меня немножко пугает, эта история. «Я был…» Да я знаю, где ты был, можешь и не рассказывать. Поэтому и меньше нужды в общении. Я за 10 секунд посмотрю все, что мне интересно. Ты, например, мне будешь рассказывать, а мне будет неинтересно, и я не могу тебя перемотать, а в Инстаграме могу. Такая, знаешь ли, емкая версия человека для тебя.

И, кстати, ты вегетарианец или нет? А то ты в соцсетях это то опровергаешь, то подтверждаешь.

Знаешь, меня бы немножко напрягало стать вегетарианцем, потому что потом съел сосиску и вот уже виноват, и сам себя я могу корить начать за это дело. Я, скорее, натуропат. Это близко к вегетарианству и веганству, но тут и стакан козьего молока можно выпить, если очень хочется. Я ищу, как бы мне правильно питаться.

Но все-таки ты к идеологии вегетарианства стремишься?

Мне не нравится рубить животных на мясо, я не могу убить корову, я не считаю, что я вправе убивать животных, чтобы их сожрать. Есть у меня любимый пример. Говорят, что мы хищники. А в чем выражается хищность наша – в том, что мы можем догнать что-то, скушать, ногтями разорвать, зубами? А какое мясо мы едим? Мы едим в основном мясо, даже не в в основном, а всегда, которое кто-то убил, прошло какое-то количество времени, его заморозили-разморозили, оно находится в состоянии разложения. Если уж так, то мы какие-то падальщики.

Что сейчас происходит с твоей поэтической деятельностью?

Я писал стихи. После поездки в Париж, в январе, я собрал стихи, которые у меня были, потом написал несколько стихотворений и сделал творческий вечер. А вообще проза мне нравится, я люблю писать короткие какие-то штуки.

А ты планируешь как-то со своими стихотворениями работать?

Я планирую точно написать книгу.

Проза или поэзия?

Проза. С поэзией… знаешь, я могу вбить себе в голову, что надо сейчас писать стихи и начать писать стихи, но сейчас я все-таки больше настроен, писать песни. Но со стихами – это же у меня первый опыт. Я провел вечер, и стихи мне нравятся, я понимаю, что некоторые стихи хорошие и они мне самому нравятся.

Пока что у меня в целях сделать свои песни и истории. Хотелось бы сделать не импровизированный, как я обычно это делаю, а более целостный концерт, где я знаю, что сейчас я это рассказываю, а потом – вот это. И поработать над этим более качественно. Я просто обычно выхватываю что-то и иду дальше, а можно поставить цель собрать все воедино и использовать как кирпичики.

Но ведь чтобы писать, нужно абстрагироваться. Что будешь с музыкой делать?

Да, расписаться. Возьму перерыв на месяц-полтора и буду писать. Мне нравится писать, какой-то слог у меня есть, потому что и читаю, и фишки какие-то беру. Вот я сейчас Гашека читаю «Похождения бравого солдата Швейка», и мне прислали вопросы для интервью, и я заметил, что даже воспользовался таким, слегка гашековским слогом в некоторых выражениях.

У тебя в целом всегда был какой-то такой характерный и емкий стиль… Ты Керуака не читал?

Все читал. И на английском начинал читать, чтобы на родном языке, но потом забил…

Он ведь наверняка тебя на что-то подбил?

Когда хипповал и ездил автостопом, конечно, «Бродяги Дхармы» и «В дороге» были моей Библией. Мне нравится больше «Бродяги Дхармы». Это один из писателей, может, даже основной, который повлиял на меня в то время.

А кто еще влиял?

Группа The Doors. Я фанат Doors, всегда-всегда возвращаюсь к ним. Они для меня особенные и во всей музыке отдельно стоит Джим Моррисон.

Мне больше всего нравится их песня Not to touch the earth, а самая любимая песня, из всех песен, которые я знаю — это Indian Summer(напевает песню).

А что ты слушал, когда путешествовал автостопом?

Я слушал Боба Марли, я слушал The Doors, Умка и Броневичок – такая русская хипповая, классная очень команда. Я слушал всякий  рок-н-ролл, я и фанат Тома Вэйтса. Он сейчас пишет новый альбом, и в следующем году, возможно, будет тур. Я обязательно поеду, где бы он ни был. Я слушал еще и блюзмэнов разных: Little Walter, Sonny Boy Williamson.

Про книги и музыку мы поговорили, а теперь скажи, кто и что вдохновляет тебя в кинематографе?

Я не фанат и не спец в кино, но есть некоторые фильмы, которые я очень люблю и могу пересматривать. Вообще я очень люблю трилогию «Властелин колец», прям тащусь, бывает, пересматриваю и по три раза в год, особенно если я заболел, простудился или просто не могу ничего делать, тогда я смотрю от начала и до конца «Властелина колец», а если есть еще время, то и «Хоббита», хотя он мне не так нравится, но все равно смотрю.

Из крутых фильмов я люблю фильм Джима Джармуша, хоть я не фанат артхаусного кино, но мне нравится «Вне закона». Там снимался Том Вэйтс, и из-за него я посмотрел и периодически пересматриваю. Потом мне нравится фильм «Долина цветов». Там про историю любви сквозь время: один бессмертен, а другой реинкарнируется. Большая часть сюжета происходит в Кашмире, в Тибете. Там еще очень красивая девушка снимается, её имя по фильму Ушна. Ушна какой-то обряд совершила и, кажется, вечную жизнь обрела. И она уговорила своего возлюбленного, который был бандитом и грабил караваны, идущие по шелковому пути, ограбить что-то посерьезнее… И они у индийских йогов крадут удачу, счастье и вот такие вещи. Они материализуются и воруют такие вещи.

Кстати, про Ушну. Я в неё влюбился, в актрису эту, и думаю: надо её достать! И я её начал искать в интернете, и оказалось, что она вышла замуж за того, с кем снималась и в кого влюбилась по фильму. И я думаю: всё, сволочь! (смеется) Предала мою любовь.

А по поводу «Властелина колец», не планируешь поехать…

В Новую Зеландию? Хочу, хочу,  хочу поехать и в эти домики все позаходить. Я хочу как-то с кино самим связаться, съездить на экскурсию или еще куда-нибудь.

А куда еще планируешь поехать кроме Новой Зеландии?

Я хочу поехать в Мексику и в Аргентину. Пока что такая цель основная.

А что тебя в Мексику тянет?

Хочу совершить велопутешествие. Просто подыскивал страну, в которой можно совершить какое-то месячное или полуторамесячное путешествие на велосипеде, и Мексика в этом случае удобная: можно с Тихого океана приехать к Атлантическому и пересечь страну.

Давай больше о путешествиях…

Путешествия – это мой университет был. Когда все учились в универах, я ездил автостопом и получал своё образование.

Это сколько лет тебе было?

Сейчас посчитаю… Я прожил два года в Израиле: с 14 до 16 лет, потом вернулся и проработал года полтора на велорынке, продавал велосипеды. Продавал, ремонтировал, перепродавал, короче «шахер-махер». Потом понял, что хочу путешествовать, потому что я всегда был таким натуралистом, потом для меня открылся автостоп, и пока у меня не было паспорта, я ездил по России, по Украине очень много и там получил своё образование.

Мне всегда хотелось не бояться остаться где-то на трассе ночью, всегда знать, как переночевать, как развести костер, как в пещере печку сложить, как поставить вигвам, как это все сделать.

Ты никогда не чувствовал себя одиноким в своих путешествиях?

Я как-то уехал на Алтай, сидел один на границе с Казахстаном, там Чуйская долина заканчивается, сижу себе на заднице в клешах, у меня деньги закончились, все закончилось, а я сижу и думаю: «Я такой один. Домой хочется», — а до дома еще неделя автостопа как минимум. Такое приятное одиночество, очень свободное.

 

Феликс Шиндер – это человек-история. Он их и коллекционирует, и продуцирует. Истории эти обновляются каждый день, а иногда и каждый час. Кажется, если брать у него интервью месяц за месяцем, то потом можно будет сложить разнообразнейшую картину из красок, настроений, историй, шуток и воспоминаний. Феликс – это тот человек, с которым никогда не будет скучно.

Даже молчание с ним всегда оправдано и наполнено…

Большой летний концерт «Деньги Вперед» состоится сегодня, 16 августа, в летнем театре «МорВокзал».

Начало в 20:00

Стоимость билетов от 100 до 690 грн

Билеты можно приобрести https://concert.ua/ru/event/feliksshinderidengivperyododessa