• 25 Aug 2019
  • КИЕВ:
     27°С 
  • USD 25.0427
  • EUR 27.7548
  • Март 19th, 2019
  • 7

Безвредный меценат Петровский, или как Филарет чтит криминального авторитета Нарика

Поговорим о духовном (Великий пост, как-никак). Бизнесмен Александр Петровский, часто упоминающийся в СМИ как криминальный авторитет по кличке Нарик, важен для церкви, как и любой благотворитель, заявил в интервью «Главкому» почетный патриарх Православной Церкви Украины Филарет.
«Важен, как и каждый меценат. Его роль мецената, а меценаты не управляют церковью. Если какой-нибудь меценат хочет управлять церковью, то мы таких меценатов отсекаем», — ответил Филарет на вопрос журналиста, насколько важен для церкви Петровский и какова его роль.
«Если церковь будет руководствоваться его (Петровского – ред.) волей, то тогда это отразится на ее авторитете. А если его желания и волю церковь будет игнорировать, если они не полезны для церкви, то это не повлияет на нее. В Украине много меценатов. Одни приносят церкви пользу, а другие хотят ей управлять», — пояснил почетный патриарх. «Пока что я не видел, чтобы он принес вред церкви. Какая у него репутация, это его дело. А вреда для церкви он пока что не принес, потому что мы не давали ему этого сделать», — добавил он.
Интересный расклад получается: если уважаемый патриарх хотел сказать именно то, что сказал, то все это можно было сформулировать куда короче, а именно – «деньги не пахнут». Даже если не брать во внимание личность Петровского, то выходит, что церковь не интересует, откуда благотворитель берет деньги, лишь бы нес их по адресу и не вмешивался в дела руководства? Этак, простите, далеко можно зайти: украл/ограбил – пожертвовал – стал важен, «как и каждый меценат». Вон, Иуда, между прочим, свои тридцать сребреников тоже пытался в храм пожертвовать, но даже первосвященники (которые ему, собственно, их и заплатили) вынесли вердикт: «Непозволительно положить их в сокровищницу церковную, потому что это цена крови». Хотя могли бы и меценатом объявить – ну а что, вреда Иерусалимскому Храму не приносит, а какая у него, Иуды, репутация – это уже его личное дело…